Рада приветствовать всех, кого каким-то образом занесло на эту страничку. Ничего особого не ожидайте - тогда уж точно не будете разочарованы.
Здесь живёт один на редкость ленивый, рассеянный и безответственный человек. Неисправимый мечтатель, чьи представления о мире имеют лишь весьма отдалённую связь с реальностью. Путешественник по призванию. Человек, у которого так много разных увлечений, что это вредно для здоровья.

Однако есть в этом мире и то, что неизменно - одна из немногих надёжных опор в моей сумасшедшей жизни.
Моя дорогая и любимая сестра - Эрхи.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:30 

Оживление мёртвого дневника

[Идем и сделаем что-нибудь такое, чего мы не можем сделать]
Итак, с сегодняшнего дня этот дневник, долгое время находившийся в состоянии анабиоза, становится действующим. Соответственно, здесь будут - и, надеюсь, довольно регулярно - появляться как записи, касающиеся моей "реальной" жизни, так и моих увлечений. Большей частью это, наверное, будут просто какие-то мои личные мысли и впечатления. Но если это вдруг станет интересно и кому-нибудь ещё - что ж, отлично. Поговорить с хорошими людьми - всегда удовольствие ;)

@настроение: отличное

@темы: мысли вслух

19:32 

[Идем и сделаем что-нибудь такое, чего мы не можем сделать]
Флэшмоб лета:

Да, опять я позади планеты всей. Я в курсе, что у всех нормальных людей уже давно осень. Но пусть висит.

Сайт лета: Diary. Просто и банально, но правда. Настолько, что к концу лета наконец-то созрела стать активным пользователем и открыть-таки свою страничку.
Знакомство лета: Со студентами из разных стран Европы во время моей поездки в Киль. Ребята, вы были прекрасны!
Фильм лета: Эрагон. Единственный фильм, который я посмотрела за всё лето. :facepalm3:
Напиток лета: Чёрный чай. Элемент неизменности в моём хаотичном существовании. Шокировала родных, поглощая его в 30-ти градусную жару.
Ощущение лета: Свобода, конечно же. Возможность по своему желанию распоряжаться своим временем. Понимание, как это окрыляет - и одновременно расслабляет, заставляя непозволительно много времени тратить впустую.
Язык лета: Немецкий. Оказывается, я всё-таки умею вполне сносно на нём общаться. Даже в три часа ночи по телефону с плохой связью, подняв с кровати одного из студентов и добиваясь, чтобы он впустил меня в общагу. :vo:
Место лета: Наша новая квартира. С каждым днём всё лучше здесь приживаюсь и обживаюсь.
Исполнитель лета: Daisy x Daisy "Towa no Kizuna" -опенинг из аниме Фейри Тейл. Песенка-восстановитель хорошего настроения. Во время сессии прослушана почти до дыр ;)
Лучшая поездка лета: Киль. Незабываемая неделя.
Традиция лета: С увлечением составлять планы на каждый день - то, как одно любимое дело будет чередоваться с другим. Возвращаться с сестрой поздним вечером пешком от острова Канта домой и разговаривать разом обо всём на свете (пожалуй, длилось всё-таки не так долго, чтобы считаться традицией... ну да какая разница?)
Чувство лета: Радость по поводу и без повода. В дозах, опасных для здоровья.
Лучший день лета: Слишком много, чтобы выделить только один. Вся поездка в Киль (исключая лишь саму дорогу). Фестиваль "Территория мира" на острове Канта - все дни.
Вещь лета: Блокнот. Вещица, в который с разной степенью успешности делались попытки вносить творческие планы, распорядок дня и т.д.
Вопрос лета: Возможно ли успеть всё на свете и при этом не рехнуться?
Цвет лета: Синий. Море. Небо. Джинсы. Просто мой любимый цвет)
Мечта лета: Чтобы я всегда имела возможность жить вот так насыщенно и интенсивно.
Время суток лета: Вечер, переходящий в ночь)
Фраза лета: "Расскажи мне историю! Ну расскажи..." Её могла без конца повторять моя маленькая троюродная племянница, до тех пор пока я не сдавалась и не выуживала из своей памяти очередную легенду/сказание/переделанный сюжет книжки/переделанный сюжет фильма/что-нибудь, изобретённое почти на ходу... С ней приходило понимание, что даже моя фантазия всё-таки ограниченная и на роль сказочника я не гожусь.
Слово лета: Мойн-Мойн! (приветствие в федеральной земле Германии Шлезвиг-Гольштейн)
Открытие лета: Народное творчество - не всегда синоним к "скучно и занудно". Это может быть совсем наоборот. Особенно если оно подано творчески и открыто влиянию современности.
Книга лета: Стефан Цвейг "Вчерашний мир". Книжка одного из самых любимых немецкоязычных авторов - и потому что я взяла её на языке оригинала (и читала довольно медленно), она сопровождала меня почти всё лето, даже в поездках. Как раз одна из тех немногих книг, которые я не только не смогла, как это бывает обычно, проглотить залпом, но и, пожалуй, не захотела бы это сделать. Глубокая, мудрая книга, которую при этом очень интересно читать. Удивительно хорошо передан сам дух эпохи, её атмосфера. Обманчивое спокойствие и благополучие уже склоняющейся к своему закату империи Габсбургов, Первая мировая, "золотые двадцатые", начало Второй мировой... К тому же, эту книгу стоит выделить хотя бы потому, что теперь у меня, похоже, появилась новая область интересов. Я чуть ли не впервые всерьёз заинтересовалась культурой и историей Австрии. Именно как отдельной страны. Удивило, до какой степени австриец противопоставляет всё "своё" - государственность, литературу, менталитет - собственно немецкому, которое однозначно воспринимается как иностранное. А у нас - что в школе, что в универе - всё это (особенно литература) рассматривается только вместе, как единое целое...
Сериал лета: Робин Гуд ВВС. Вообще-то, впервые я его смотрела ещё несколько лет назад, но урывками, пропустив и начало, и конец. На этот раз пересмотрела основательно, все серии всех трёх сезонов. Прекрасный, добрый приключенческий сериал , с милым лёгким юмором и прекрасной игрой актёров (да, ради этого в основном и смотрела...). От истории тут, конечно, осталось мало, а некоторые сюжетные ходы отдают откровенной бредовостью. Но это как раз тот редкий для меня случай, когда это почти не мешает... Как раз то, что нужно смотреть летом ;)
Одежда лета: Футболка и шорты
Пожелание лета: Чтобы следующее лето было ещё лучше, ещё более насыщенным событиями! И побольше солнечных деньков!

@музыка: "Песенка студента"

@настроение: ностальгия

@темы: флэшмоб, мысли вслух, впечатления

23:07 

Литература - всерьёз и понарошку

[Идем и сделаем что-нибудь такое, чего мы не можем сделать]
Сегодня на паре по истории немецкой литературы в очередной раз убедилась, насколько меня раздражает существующая система образования. И это печально. Потому что никакого другого курса я все эти четыре года не ждала так, как этого - "литература страны изучаемого языка". А в результате получилось ещё хуже, чем до этого с "историей и культурой". Бесконечные списки литературы, насчёт которых заранее известно, что даже самые лучшие из нас прочитают от силы несколько книжек. Канонада из имён, дат и названий, стремительным и бессмысленным потоком обрушивающаяся на головы несчастных студентов, которые их большей частью даже не воспринимают, потому что курс ведётся на немецком и приходится прилагать нечеловеческие усилия, чтобы при таком темпе речи преподавателя успевать на слух записать хотя бы что-то - неважно даже, что именно. Желание преподавателя за возможно меньшее количество времени загнать в головы учащихся возможно большее количество информации... Результат ясен, и я во всей красе видела его сегодня на лицах своих однокурсников. Равнодушие. Усталость. Скука. Отвращение.
Неужели хоть кто-то из нас, прослушав этот курс, загорится желанием изучать немецкую литературу? Вряд ли. Разве уж не благодаря, а вопреки.
Тогда для чего это нужно? Просто для галочки? Для "расширения культурного кругозора" - знать названия и краткое содержание книг, которые ты никогда не держал в руках?
Главное, каких-либо обсуждений того или иного произведения не ведётся. В принципе. Просто "в этом романе, типичном произведении романтизма/классицизма/реализма и т.д. выражется вот это, вот это и ещё вот это...". Всё просто. И все счастливы.
Пожалуй, даже наше аналитическое чтение мне нравится гораздо больше. Хотя оно иногда до дрожи напоминает мне работу паталогоанатомов - разрезающих на части то, что было живым текстом. Но такое препарирование по крайней мере интересно. И голова при этом работает очень даже интенсивно.

Ну а чтобы всё не было совсем уж грустно, запишу себе здесь кое-что на память о том, что сегодня у меня всё-таки состоялась встреча с по-настоящему живой литературой.
Спасая себя от скуки и серости будней, ухитрялась читать на парах томик стихов одного из своих любимых поэтов.
Юлия Друнина - поэт "фронтового поколения" . Стихи у неё, конечно, не только про войну. Но всё-таки печать той страшной (но и великой!) эпохи на них очень видна... и это хорошо. Особенно в наше время.
У меня лично с Друниной вообще какие-то странные отношения. Иногда её стихи ложатся на некоторые мои задумки так хорошо, как обычно бывает только с музыкой. Например, вот это:

Худенькой, нескладной недотрогой
Я пришла в окопные края,
И была застенчивой и строгой
Полковая молодость моя.

На дорогах родины осенней
Нас с тобой связали навсегда
Судорожные петли окружений,
Отданные с кровью города.

Если ж я солгу тебе по-женски,
Грубо и беспомощно солгу,
Лишь напомни зарево Смоленска,
Лишь напомни ночи на снегу.

И ещё - особенно актуальное. Прямо хоть себе на стенку пиши:

Работа

Да, в итоге по высшему счёту
Лишь за труд воздаётся сполна,
И работа, одна лишь работа
В книге жизни тебе зачтена.
Ты в простое - безделица ранит,
Ты в простое - беспомощна ты...
От душевной усталости ранней,
От тщеславия и суеты,
От тоски, настоящей и ложной,
От наветов и прочего зла
Защити меня, бруствер надёжный -
Бруствер письменного стола.

@музыка: Мельница - "Зима"

@настроение: пока не очень, но уже ползёт вверх

@темы: универ, книги, Германия

15:04 

[Идем и сделаем что-нибудь такое, чего мы не можем сделать]
С сегодняшнего дня у моей сестры - осенние каникулы. Наконец-то мы сможем пожить не так, как "надо", а так, как хочется. И, надеюсь, выполнить хотя бы несколько пунктов из нашего бесконечного списка "почитать, посмотреть, поиграть".
УРА! УРА! УРА! :vict: :vict: :vict:

Р. S. Но всё-таки дорогие мои родные неисправимы. Или заражены загадочным смертельным вирусом трудолюбия - который меня, к счастью, миновал. У мамы на сегодня и завтра, оказывается, запланирована генеральная уборка. А сестра, невзирая на "прекрасную" погоду, отправилась покупать всем нам билеты в кино... Одна я тут, похоже, неисправимый лентяй :facepalm3:

@темы: позитив

00:15 

Белым по чёрному

[Идем и сделаем что-нибудь такое, чего мы не можем сделать]
До чего же радует то, что в бешеной круговерти зачётов, подготовки к ним и их завала сдачи судьба всё-таки иногда, словно сжалившись, снова приподносит мне маленькие подарки. Сегодня я, вечно пеняющая себе на то, что в своей вечной занятости пренебрегаю друзьями, совершенно неожиданно (и без всяких заслуг с моей стороны!) встретилась сначала с одной подругой, которую не видела почти месяц, а потом и с другой - с которой и вовсе не пересекалась больше полугода. Как всегда - бесконечные разговоры взахлёб обо всём на свете, начиная проблемами современной литературы и заканчивая французской бешено дорогой колбасой с плесенью (до сегодняшнего дня не подозревала, что такая существует).
В результате к завтрашнему дню я, конечно же, совершенно не готова... Ну и ладно.
Вот только почему, почему все мои друзья и родственники - люди хронически и безнадёжно поглощённые любимой учёбой/работой/хобби/всем этим вместе? Так как со мной дело обстоит точно так же, у нас всегда остаётся так мало времени просто общаться...

@темы: восторг, бессмысленный и беспощадный, впечатления, мысли вслух

01:49 

Конец света

[Идем и сделаем что-нибудь такое, чего мы не можем сделать]
Итак, предсказанный конец света всё-таки не наступил. С чем я всех и поздравляю;)
Хотя спасибо древним мая хотя бы за то, что мы с сестрой сегодня смогли побывать на одном очень весёлом мероприятии, посвящённому как раз этому самому столь шумно разрекламированному концу. Там мы узнали, что в ближайшие 10 лет нас ждёт ещё по крайней 10 возможных апокалипсисов, рассмотрели различные виды того, как мы все более или менее весело будем загибаться, и даже составили свой план действий на случай так называемого "зомби-апокалипсиса".

Зато кое-что действительно закончилось. Сегодня был последний день моей практики. И - странное дело - у меня очень смешанные чувства... С одной стороны - так прекрасно снова чувствовать себя свободной (ну, почти), самой распоряжаться своим временем, знать, что никто не заставит тебя сидеть на работе до 7-8 вечера. С другой - мне будет этого всего немного нехватать. Прежде всего - людей. Даже не могла себе представить, что рабочий колллектив может быть таким дружным.

Надеюсь, на выходных о практике снапишу побольше. Столько всего накопилось... Впрочем, благодаря ей, родимомой, у меня во всех областях жизни даже не завалы, а просто какие-то Гималаи. :apstenu:

@музыка: The rocky road to Dublin

@настроение: победное

@темы: а мы ещё живы!, мысли вслух, наше чёртово святое ремесло, счастливое

22:38 

[Идем и сделаем что-нибудь такое, чего мы не можем сделать]
Надо написать хотя бы сейчас. Хотя, конечно, уже почти целый день прошёл ;)
Некоторые заметки о том, как встречала Новый Год наша прелестная компания

Поздравлять всех с Новым Годом, должно быть, уже поздно. Но всё-таки... С праздником всех вас, дорогие мои, прекрасные люди! Пусть наступающий год входит к вам с улыбкой и принесёт вам исполнение всех желаний, которые стоят того, чтобы быть исполненными. И обязательно воспользуйтесь случаем хотя бы на новогодних каникулах выпасть из повседневной суеты и побыть рядом с самыми близкими. Счастья вам!

23:40 

[Идем и сделаем что-нибудь такое, чего мы не можем сделать]
Сегодня исполняется 121 год со дня рождения Джона Рональда Руэла Толкина. Человека, который сумел не только создать свой собственный мир, но и открыть его для многих других людей, для которых он станет чуть ли не более настоящим, чем окружающая их повседневная реальность.
С Днём Рождения, Профессор! Спасибо за мир, который вы нам подарили! Помним, любим, не забудем!
И немножко картинок

@темы: ВК, Толкин, поздравление

00:46 

[Идем и сделаем что-нибудь такое, чего мы не можем сделать]
И всё-таки конфликт поколений существует. Особенно хорошо это видно по тому, как к новогоднему отдыху - да, впрочем, и любому другому - относятся, с одной стороны, мои родители, а с другой стороны - мы с сестрой. Старшее поколение последние два дня воодушевлённо и героически занимается ремонтом в квартире, уборкой и покупками. Вчера, к примеру, часть стены в моей комнате была увешена картинками кораблей в рамочках (красивыми, я сама их хотела - вот только, по правде говоря, предпочла бы этим заняться в какое-нибудь другое время). Сегодня был совершён марш-бросок по магазинам с одеждой, где как раз катится волна послепраздничных распродаж (тоже, что и к первому пункту). А ещё в перспективе должна быть и столешница, и многое другое... Оптимизм, энергия и всё такое.
Мы же с сестрой до сих пор так и не отошли после сессии. Нервы в хлам. Жалуемся на здоровье, как старушки ( я так и вообще извожу всех своей затянувшейся то-ли-простудой-то-ли-гриппом). Впервые за месяц дорвались до возможности что-нибудь посмотреть-почитать - но устаём даже от отдыха. Постоянно хочется спать. Никакого желания заняться не то что каким-нибудь общественно-полезным делом - даже нежно любимыми хобби. Никакого желания куда-нибудь ходить или с кем-нибудь общаться (у меня после практики так и вовсе какая-то аллергия на людей)... Ничего не скажешь, измельчали люди. Всего-то за одно поколение, а выносливости уже никакой. :thnk: Хотя, быть может, раньше просто школа и универ не были настолько нацелены на выматывание из человека последних остатков души и энергии? Кто знает.

В любом случае, радует то, что по крайней мере настроение хорошее. Не бодрое, но хорошее. Стало быть, дело за малым - волевым усилием заставить себя работать. Чтобы не жаловаться потом, что каникулы снова впустую прошли.

А так я восхищаюсь родителями. Хотелось бы только в чуть большей степени быть на них похожей.

@темы: жизнь, заметочки, стакан наполовину полон

22:07 

Освобождена условно-досрочно (и временно)

[Идем и сделаем что-нибудь такое, чего мы не можем сделать]
Вчера наконец-то закрыла сессию. С чем сама себя и поздравляю. ;)
:dance: :dance: :pozit: :ura: :ura:

Кое-что, однако, настораживает. Несмотря на то, что на этот раз было всего каких-то четыре зачёта (из-за практики сданы ещё в конце ноября) и два экзамена, вымоталась я так, что просто ужас. Есл раньше во время сессии я обычно чувствовала не усталость, а, наоборот, необычайный прилив сил - выброс адреналина, иными словами - то на этот раз ощущала себя как уже выжатый лимон, из которого кто-то очень упрямый любой ценой пытается выдавить ещё пару капелек сока. Должно быть, это всё-таки из-за практики - на которой я действительно перенапряглась, и от которой потом долго отходила (и о которой надо будет всё-таки написать, чтобы лет так через 10 перечитать и вспомнить свои трудовые подвиги!).

Ничего. Дело поправимое. Надо просто снова набираться сил. И любви к своей будущей профессии.

Кстати, я, похоже, действительно очень суеврна. Когда прихожу на экзамен по-немецкому, которого я боялась больше всего, и узнаю, что у меня автоматом "отлично", то первая моя мысль не "блин, какого чёрта нам это не сказали раньше, я бы не училась все эти дни", а "если бы я не училась всё это время, никакого автомата бы не было". Ну что поделать, верю я в то, что если в что-то не вложишь усилия/время/нервы, успеха быть не может. Равноценный обмен, скажем так :laugh: Ну и ладно, знания всё равно лишними не бывают. Так что время потрачено не зря.

Вот только с заслуженным отдыхом придётся пока повременить. Как известно, всё происходит вовремя. И поэтому до среды мне нужно сделать довольно большой перевод с чешского. А до пятницы - научную статью по просьбе преподавательницы. И это в то время, когда единственное, что мне хочется делать - это ничего не делать.

И напоследок - прекрасное высказование нашей преподавательницы относительно всеми нами лингвистами-переводчиками горячо любимого аналитического чтения (после того, как нас тщетно пытались научить искать выразительные средства в газетных заметках):

"Вы не нормальные читатели. Вы лингвисты. Вы должны уметь говорить о трёх словах двадцать минут".

@темы: мысли вслух, наше чёртово святое ремесло, универ, феерический переводчик

02:06 

Такой несерьёзный серьёзный писатель

[Идем и сделаем что-нибудь такое, чего мы не можем сделать]
Читаю тут (лишь бы перевод свой не делать) биографию Чарльза Диккенса. Из серии ЖЗЛ, написана неким Хескетом Пирсоном - и, кстати, неплохо написана, интересно, но без излишней "сенсационности", за которые я так не люблю многие биографические книги. Местами, правда, слишком подробно описываются всякие бытовые детали, и слишком мало места собственно разбору произведений, их сюжетов - но это уже, пожалуй, вещь вкуса. Так что, если кто любитель Диккенса, книгу бесспорно рекомендую к прочтению.

Но написать я, собственно, хотела не об этом. А о том, что эта книжка, несмотря на всю свою "академичность" (в хорошем смысле слова), в чём-то стала для меня настоящим потрясением. К счастью, хорошим.
Диккенс - как и многих других английских писателей - моя давняя литературная привязанность. Читала почти все его книги (хотя и не все понравились). Но с его биографией до сих пор была знакома только в самых общих чертах. Статьи в учебниках, в энциклопедиях, всякое такое. Так что в голове у меня существовал некий условно-схематичный образ викторианского джентельмена. Благовоспитанного, благообразного, чувствительного и даже немного чересчур сентиментального (всё-таки некоторые страницы его произведений современному очерствевшему человеку уже трудно читать без недоверчивой улыбки), в своём творчестве пытающимся привлечь внимание "света" к жизни самых бедных и обездоленных. Добрый, нравоучительный и немножко смешной, прямо как Санта Клаус. ;) И вот теперь милый образ Рождественского Деда отчаянно трещит по швам...
Нет, я не узнала ничего страшного. Никаких замученных детей (их он, кстати, в самом деле очень любил - даже своих, на что не всегда способны те, кто любит "детей вообще"). Никаких жутких скелетов в шкафу (те, которые вроде бы как есть, такие маленькие, что вряд ли даже за дохлую крыску сойдут). Но я очень быстро поняла, что так любимый мной как часть викторианской Англии Диккенс никогда не был настоящим благовоспитанным и благопристойным викторианским джентельменом. Как и этаким "божим одуванчиком". Чувствительным, сентиментальным и добрым он, бесспорно, был - но тем, кто пытался выпросить у него денег, взывая к "добрым чувствам, которые вы показали в своих книгах", решительно отказывал, а с издателями вёл настоящую непримиримую войну за свои права. Целеустремлённости и энергии этого человека тоже можно только позавидовать. Из-за финансовых затруднений родителей вынужденный в детстве надолго бросить школу - и подрабатывать на фабрике ваксы - в 21 год он был уже почти самостоятельно содержал всю семью и был успешным журналистом, ведущим записи парламентских заседаний. Особый предмет его гордости в это время состовляло то, что ему почти всегда удавалось прибыть на место какого-то происшествия - будь то крупный пожар или выступление премьер-министра перед избирателями в каком-то провинциальном городке - раньше своих коллег-соперников из других газет. И -прежде всего - у него было ОЧЕНЬ своебразное чувство юмора, которым он постоянно то восхищал, то ужасал своих друзей, родных и знакомых. Всю свою жизнь Диккенс, оказывается, мечтал быть актёром. Но не получилось. Так что блистал он, вынуждено, только лишь на малых сценах, в узком кругу.

Несколько любопытных фактов о Диккенсе:

Несчастная любовь Диккенса к королеве Виктории

Попытка Диккенса утопить маленькую девочку - жестокое обращение с детьми всё же имело место быть


Диккенс и Ворон

Некоторые мысли Диккенса о политике и творчестве

И прекрасное высказывание биографа о Диккенсе

@темы: впечатления, книги, мысли вслух

22:59 

[Идем и сделаем что-нибудь такое, чего мы не можем сделать]
Нормальные люди флудят картинками, а я вот - стихами. К счастью, хотя бы не собственного сочинения.
Максимилиан Волошин - один из моих любимых русских поэтов. Серебряный век - это вообще такая моя большая любовь длинной в жизнь, но именно к Волошину у меня сложилось какое-то особое отношение. Быть может, потому что он далеко не так известен, как некоторые другие. При том, что по своим литературным достоинствам его стихи нисколько не уступают творениям его собратьев по перу. А я обычно трепетно отношусь ко всему незаслуженно обиженному.
Но, скорее всего, дело в том, что у него много - в разы больше, чем у других - стихов на историческую тему. Точнее, они историко-философские. А это как раз для меня самое-самое. Я вообще в этом плане какой-то странный человек. Стихи про природу - чисто про природу - не люблю, едва выношу. Про любовь - иногда приходит настроение почитать, но большей частью утомляет своей повторяемостью и претензиями на то, что "романтическая любовь - смысл жизни человека, а кто так не считает, мерзавец и рыба мороженая". А вот что-нибудь военное или историческое (причём не только стихи - к посмотреть/почитать относится в ещё большей степени) - всегда пожалуйста.
Так что вот покидаю я немножко. Себе на память.

Сначала - немного про Французскую революцию.

"Две ступени"

Термидор

А теперь - о нашей отечественной истории.

Русская Революция (Великая и Ужасная, прямо как Гудвин... а если без шуток, то я всерьёз считаю первую половину двадцатого века самыми великими страницами нашей истории - что не мешает им быть одновременно вместить в себя и совершенно невыразимую кровавую жуть).
Стихи Волошина на эту тему ценю особенно, потому что по восприятию и расставленным акцентам ближе всего к моему собственному пониманию, чем всё остальное, что доводилось читать.

Гражданская война


Террор

Голод

Бойня

Святая Русь

Русская революция

И на этом, пожалуй, заканчиваю свой непомерно разросшийся стихофлуд. Может быть, какнибудь ещё кину парочку стихотворений.

19:42 

Террор - но не тот, что вы подумали

[Идем и сделаем что-нибудь такое, чего мы не можем сделать]
С романом Дэна Симмонса "Террор" у меня всё сложилось как-то сложно и странно (хотя и не скажу, что неинтересно). Честно говоря, эту книгу в нашей университетской библиотеке я взяла прежде всего из-за её обложки. Ну не смогла устоять, когда в кои-то веки мне на глаза попалась по-настоящему красиво оформленная книга! А то в отдел фэнтези и фантастики - что в библиотеке, что в любом книжном - просто заходить страшно. Буйство ядовито-кислотных красок и одетых в бронеливчик красоток и полуголых мужественных красавцев и странно перекошенных физиономий. Вроде и знаешь, что книжка хорошая, а брать не хочется. А тут вдруг - раз, и сама с полки прямо в руки!

Кстати, вот она, обложка:


В результате от того, чтобы именно эту книгу включить в свой список "на почитать" на зимних каникулах, меня не отвратил ни её объём (почти 900 страниц!), ни показавшаяся не слишком интересной тема (историей географических открытий - а тем более в Арктике и Антаркитке, увлекалась давным-давно, да и то лишь из-за Жюль Верна), ни даже сам автор, написавший этот внушительный том. Дэна Симмонса я уважаю и признаю, что писатель он талантливый - но явно не мой. Осилив в своё время его "Илион", зареклась впредь иметь с ним дело - даже не столько из-за медленно развивающегося сюжета, сколько из-за какой-то атмосферы уныния и безысходности, которой, как мне показалось, проникнут текст.
Но вот - в угоду красивой обёртке зарок нарушен! И что же из этого вышло?

Абсолютно точно могу сказать только одно - не жалею. Ничуть. Я заболела этой книгой. Я зачитывалась ей часами напролёт. Временами обожала, временами ненавидела. После прочтения несколько дней ходила, злясь на автора и придумывая альтернативные варианты развития сюжета. То есть, роман "Террор" совершенно точно относится к тем 10% прочитанных мной книг, из которой я, скорее всего, и спустя несколько лет буду помнить нечто большее чем обрывки сюжета.

Далее следует очень длинный, подробный и несколько сумбурный отзыв. Читать на свой страх и риск. А то, быть может, с монитора - как и со страниц самой книги - на вас дохнёт леденящий, пробирающий до костей северный ветер. ;)

Сначала - официальная аннотация издательства (на удивление адекватаня, надо признать):
В 1845 году экспедиция под командованием опытного полярного исследователя сэра Джона Франклина отправляется на судах «Террор» и «Эребус» к северному побережью Канады на поиск Северо-Западного прохода из Атлантического океана в Тихий — и бесследно исчезает. Поиски ее затянулись на несколько десятилетий, сведения о ее судьбе собирались буквально по крупицам, и до сих пор картина происшедшего пестрит белыми пятнами.
Дэн Симмонс предлагает свою версию событий: главную угрозу для экспедиции составляли не сокрушительные объятия льда, не стужа с вьюгой и не испорченные консервы — а неведомое исполинское чудовище, будто сотканное из снега и полярного мрака.
Напряжённый по атмосфере триллер сочетает в себе богатые исторические подробности с элементами мистики: сверхъестественное по силе и интеллекту существо, зверски убивающее (или похищающее) экипаж кораблей Эребус и Террор.


А теперь - собственно отзыв (осторожно, спойлеры!).

Атмосфера и авторский стиль

Сюжет

Любимые сцены

Персонажи

О чём же всё это? Или же то, что принято называть смыслом

@темы: "Террор", Арктика, Симмонс, впечатления, книги, рецензия

20:08 

Священную Римскую империю - с Днём Рождения!

[Идем и сделаем что-нибудь такое, чего мы не можем сделать]
В этот день, 2. февраля 962-го года, папа Иоанн ХII возложил корону римского императора на германского короля Оттона I Великого. Тем самым была основана Священная Римская империя германской нации - преемница античной римской империи и франкской империи Карла Великого. В период своего наибольшего расцвета это государство включало в себя Германию, северную и среднюю Италию, Швейцарию, Бургундию, Нидерланды, Бельгию, Чехию, Силезию, Эльзас и Лотарингию.

Как фанат Хеталии в целом - и Германии в частности - не могу пройти мимо этого события. Так что - с Днём Рождения, Германия! Как хорошо, что страны могут праздновать его несколько раз.

И в честь знаменательного дня - картинка (благородно предоставленных замечательной Эрхи):

@темы: аниме, Хеталия

03:14 

Фонарики, фонарики...

[Идем и сделаем что-нибудь такое, чего мы не можем сделать]
Столетия — фонарики! о, сколько вас во тьме,
На прочной нити времени, протянутой в уме!
Огни многообразные, вы тешите мой взгляд...
То яркие, то тусклые фонарики горят.
Сверкают, разноцветные, в причудливом саду,
В котором, очарованный, и я теперь иду.


Сегодня мы с сестрой посетили прекрасное мероприятие - Фестиваль водных фонариков. Символичное событие, когда холодным и тёмным, уже по-настоящему осенним вечером зажигаются сотни огоньков, на которые загадывают желания, для нас стало символичным вдвойне - так как одновременно мы отметили одно маленькое, но важное достижение, которое ложится в фундамент нового этапа нашей жизни.

Как давно известно, любое наше совместное предприятие превращается в приключение и обрастает неожиданностями!

01:43 

Гадание

[Идем и сделаем что-нибудь такое, чего мы не можем сделать]
Таро Языческих Кошек

Получить свою карту

23:50 

[Идем и сделаем что-нибудь такое, чего мы не можем сделать]
23:59 

АУ Челлендж - День 3 (Популярный ученик/задрот)

[Идем и сделаем что-нибудь такое, чего мы не можем сделать]
Название: Командная работа
Фэндом: Bungou Stray Dogs
Персонажи: Фрэнсис С.К. Фицджеральд, Л.М. Олкотт, второстепенные НМП и НЖП
Жанр: AU, повеседневность, приключения, юмор
Статус: в процессе
Рейтинг: G

Когда мисс Дженкинс объявила, что итоговые оценки по биологии она будет выставлять не только на основании написанного на прошлом занятии теста, но и «по результатам защиты самостоятельных творческих проектов, для подготовки которых вы сейчас разделитесь на группы», предканикулярное веселье в классе угасло столь же быстро, как огонь без притока кислорода. Тихий вздох, вырвавшийся у Луизы Мэй Олкотт, присоединился к гораздо более громким выражениям раздражения, звучавшим со всех сторон. На этот раз она оказалась полностью солидарна со своим классом, что случалось не так уж часто. Впрочем, если их испугало словосочетание «творческие проекты», за которым им уже мерещилось тягостное мучение публичного выступления, Олкотт заставило вздрогнуть слово «группы». Мало что она не любила настолько сильно, как так называемую «командную работу».

В довершение всего, мисс Дженкинс любила распределять учеников не по их свободному выбору и даже не по рядам, а по методу случайных чисел, как будто не замечая, что из-за этого их и без того невеликие способности к кооперации начинали стремиться к нулю. Минут через семь, когда новообразованные группы поперетаскивали стулья и парты и расселись по кружкам, Олкотт смогла убедиться, что и на этот раз чуда не произошло – получилась очередная вариация на тему «лебедь, рак и щука», совершенно неспособная к продуктивному совместному труду. Слева от Олкотт пыталась как-то поместить свои длинные ноги под столом Вирджиния Бриггс, очень высокая и из-за этого слегка сутулящаяся девушка, капитан женской команды по баскетболу – её никогда не интересовало ничего, кроме спорта. Рядом со здоровенной спортсменкой, словно нарочно, для создания контраста, уселся бледный и тощий Мэтью Фелпс – несчастливый обладатель множества аллергий почти на всё на свете, начиная арахисовым маслом и заканчивая пчёлами, из-за чего он проводил в больницах едва ли не больше времени, чем в школе. Справа от Олкотт, раздражая её одним своим видом, нервно вертелся и прищёлкивал пальцами Джо Рейли, один из худших учеников в классе, на прошлой неделе попавшийся на мелком воровстве и вообще на всех парах приближающийся к исключению из школы. И, наконец, довершая картину полной и сокрушительной катастрофы, прямо напротив неё со скучающим видом покачивался на стуле Фрэнсис С. Фицджеральд – краса и гордость школы, умница, красавец, спортсмен и просто невыносимый задавака. Впрочем, выдернутый из своего привычного блестящего окружения других школьных «звёзд», выглядел сейчас не столь невыносимо самоуверенным, как обычно – и, наверное, сожалел о том, что неожиданно выбрал в качестве одного из профильных предметов биологию, угодив тем самым именно в этот класс и именно к этой учительнице. Но даже непривычно серьёзное лицо Фицджеральда почти не радовало – потому что, как ни крути, позориться с выступлением придётся всем вместе, разве что Фелпсу повезёт в очередной раз заболеть...

На середину парты приземлился тяжёлый ящик с образцами горных пород – с тяжёлым стуком, напомнившим о том, как захлопывается крышка гроба.

- Как видите, каждая группа получает пять образцов. - приступила к объяснениям мисс Дженкинс, вернувшись за учительский стол. - Вы должны совместными усилиями вспомнить всё, что мы о них проходили, систематизировать эти знания, дополнить их какой-нибудь интересной информацией и затем ознакомить ваших одноклассников...

- Блеск, просто блеск! – Джо Рейли уже схватил образец гранита и пытался царапать им поверхность парты. – У второй группы вот насекомые, это хоть прикольно! А у нас каменюги какие-то дурацкие, блин, и о них болтать, блин, десять минут, ну это вообще...

- А у меня завтра матч. – проборомотала Вирджиния Бриггс, глядя куда-то в стол. – И послезавтра тоже. До четверга времени вообще нет.

Фелпс продолжал сохранять грустное молчание, но рассматривал камни с таким убитым видом, как будто перед ним предстал очередной возбудитель аллергии. Фицджеральд скользил по сторонам странно отсутствующим взглядом.

Обречённо вздохнув, Олкотт приготовилась выступить со своим неизменным предложением: «ребята, раз так, давайте я всё подготовлю, а вы потом просто прочитаете свою часть текста».

Вот только сказать она ничего не успела. Стул Фицджеральда со стуком приземлился на все четыре ножки – а тот, кто на нём сидел, одним быстрым движением отобрал у Рейли несчастный гранит и, водворив его на законное место, обвёл окружающих уже вполне присутствующим и даже странно азартным взглядом.

- Что ж, судя по вашим невоодушевлённым физиономиям, у всех вас были совсем другие планы на эти дни. – произнёс он своим обычным напористым тоном. – Вот только, наверное, стоит поставить вас в известность – какими бы замечательными или важными эти планы ни были, им придётся потесниться... Потому что этот проект мы все, здесь присутствующие, защитим на «отлично». Это я вам обещаю!

Олкотт очень хотелось сказать в ответ что-то язвительное. Уж она-то, больше всего любившая работать в одиночестве, прекрасно знала, что из командной работы, тем более в школе, тем более с несимпатичными и вообще малознакомыми людьми, просто не может выйти ничего хорошего...

Или на этот раз она ошибается? В конце концов, всего несколько минут назад ей не верилось, что Фицджеральд вообще снизойдет до общения с окружающими его "неудачниками" - пускай и только лишь ради собственной выгоды...

23:41 

АУ Челлендж - День 7 (Семь смертных грехов)

[Идем и сделаем что-нибудь такое, чего мы не можем сделать]
Название: Жадность
Фэндом: Бродячие псы - литературные гении
Персонажи: Фрэнсис С.К. Фицджеральд, НЖП
Жанр: AU, повеседневность, психология
Статус: серия драбблов
Рейтинг: G

Ослепительно-белые стены, холодный электрический свет, сосредоточенные люди в лабораторных халатах - а посреди всего этого стерильного царства установлен внушительных размеров металлический шар, опутанный змеиной сетью проводков, с многочисленными окошками-иллюминаторами, с торчащими в разные стороны трубами, напоминающими оружейные стволы.

Разумеется, несмотря на внешнее сходство с как-нибудь боевым летательным аппаратом, это всё же не корабль пришельцев. Но тоже нечто весьма интересное – и, главное, перспективное.

- Как вы только что имели возможность убедиться, мистер Фицджеральд, наш экспериментальный аппарат для создания ультравысокого вакуума способен...

Брюнетка в тёмно-синем халате, проводящая презентацию, справляется неплохо. Говорит убедительно, напористо, чётко и даже умудряется не слишком часто утомлять слушателей мозгодробящими очередями научных терминов. Правда, сейчас, когда дело идёт к финалу, напряжение всё-таки сказывается - и вот уже руки приходится сцепить за спиной, чтобы скрыть лёгкую дрожь.

- Мы абсолютно уверены, что при условии достаточного финансирования мы уже в течение этого года добьёмся...

- Что ж, тогда не стоит откладывать дело в долгий ящик. Обрисованные вами блестящие перспективы меня весьма впечатлили - а для окончательной обсуждения всяких мелких вопросов я завтра направлю к вам кого-нибудь из моих помощников, чтобы на следующей неделе мы уже могли подписать договор.

Ошеломлённый взгляд девушки, которая явно настроилась на длительные переговоры, доставляет Фицджеральду истинное наслаждение. Конечно же, он приехал сюда уже с готовым решением, принятым на основании нескольких независимых друг от друга экспертных заключений, и только после тщательной негласной проверки финансовой отчётности этого исследовательского института – но ему всегда нравилось создавать у людей впечатление, будто он этакий азартный игрок, принимающий решение мгновенно и во всём полагающийся на удачу.

- Мистер Фицджеральд, это... Это прекрасно! Мы надеемся, что вы... Но наша смета на ближайшие полгода...

А вот здесь стоит добавить рассчитанно-небрежный жест рукой.

- Ваша смета меня полностью устраивает. На самом деле, я готов даже несколько надбавить выше запрашиваемой вами суммы. Разумеется, при условии, что я буду полностью контролировать, на что пойдут средства.

Далее, как и ожидалось, стройный ход деловой беседы постепенно нарушился – сменившись чередой сердечных рукопожатий и пожеланий дальнейшего взаимовыгодного и долгосрочного сотрудничества.

Что ж, теперь всё должно пойти как по маслу. Все вокруг, несмотря на всю свою научную логику, лишь с трудом справляются с эмоциями, боятся спугнуть удачу, торопятся воспользоваться неслыханной щедростью эксцентричного американского миллиардера. Так что с самого начала им можно навязать некоторые условия, которые им покажутся неважными, но для самого Фицджеральда имеют ключевое значение – например, постоянное присутствие прямо здесь, в этом центре, кого-нибудь из его людей. Возможно, на первых порах кое-кто из руководства ещё будет проявлять подозрительность – но лишнюю бдительность всегда легко усыпить, посулив какие-нибудь очередные "блестящие перспективы".

И закончится всё точно также, как и всегда. Фицджеральд не просто вложит деньги в успешный проект – он поймёт, как выдавить отсюда всех остальных сильных игроков, как получить полный контроль над всем финансированием, как расставить на руководящие посты своих людей и избавится от нежелательных. Чтобы в конце концов весь этот исследовательский институт, все его нынешние и будущие проекты, вся его заслуженная слава и блестящая репутация, и даже мозги и судьбы всех работающих здесь талантливых людей – всё это богатство принадлежало ему и только ему одному, и он мог распоряжаться им по своему усмотрению.

А пока это дело созревает и готовится принести богатые плоды – Фицджеральд не обойдёт своим вниманием и другие перспективные проекты. Через полтора часа в воздух поднимется самолёт, который унесёт его на противоположную сторону земного шара, в Аргентину...

Когда Фицджеральда негодующе вопрошают, когда же он наконец остановится, когда его триумфально разрастающуюся бизнес-империю сравнивают с ненасытным чудовищем, немилосердно проглатывающим и переваривающим всё, что только попадается на пути - он только смеется в ответ, легко и беззаботно, без малейшего чувства вины, но с лёгким оттенком превосходства. Он просто не понимает, как можно удовлетвориться достигнутым – да и не желает понимать. Пока существует хоть что-то, что пока что не идет само ему в руки – он будет пытаться это поймать и сделать своим.

Название:Зависть
Фэндом: Бродячие псы - литературные гении
Персонажи: Джон Стейнбек
Жанр: AU, повеседневность, психология
Статус: серия драбблов
Рейтинг: G

Джон Стейнбек не стыдится ни дешёвых рубашек, ни того, что по ботинкам уже очень видно, что они куплены в позапрошлом году. Он нисколько не смущается своего безнадёжно провинциального акцента и спокойно встречается взглядом с официантом, когда в очередной забегаловке привычно заказывает самое дешёвое, что есть в меню. Он любит долгие пешие прогулки, и искренне радуется тому, что это помогает экономить на транспорте.

Ведь всё это позволяет ему высылать больше денег семье.

На самом деле, удерживаться от лишних трат очень легко. Необходимо только всё время напоминать себе о том, на что пойдут те деньги, которые ты сэкономил.
Некупленный журнал, которого всё равно хватило бы лишь на пару вечеров – цена за то, чтобы кто-нибудь из из малышей купил себе сахарную вату. Отказался от субботних походов в кино – и через три месяца сестра сможет купить себе новые ботинки. Сократил количество приёмов пищи с трёх до двух в день - и через полгода удастся скопить на ремонт протекающей крыши.

Возвращаясь в свою маленькую съемную комнатку в предместье, Стейнбек устало проходит мимо сочащихся навязчивым изобилием витрин торговых домов, мимо кричащей роскоши особняков и лимузинов, мимо красиво одетых и беззаботно-оживлённых людей, собирающихся скоротать вечер в каком-нибудь ресторане, кино, театре или клубе.
Гнев, который преже при виде несправедливости кружил голову и горячил кровь получше любого вина, теперь тихо свернулся в жилах, загустел и перебродил в какое-то другое чувство. Менее взрывоопасное и более целеустремлённое. Хотя и горькое, словно яд.

Возможно, он слишком заигрался в свою маленькую игру «обменяй ненужное на нужное». Теперь он уже просто не может перестать подсчитывать, что на что можно обменять. Причём даже тогда, когда речь шла вещах, принадлежащих другим людям.

Вот за те золотые часы, посверкивающие на руке у самоуверенно вышагивающего бизнесмена можно оплатить несколько лет обучения в колледже. А вот тот нелепый белый лимузин, слишком огромный для города, наверняка часто застревающий в пробках, стоит столько же, сколько новенький дом в благоустроенном пригороде...

Почему общество устроено столь нелепо? Почему богатство этого мира принадлежат тем, кто разменивают его на пустышки?

Джон Стейнбек не жаждет богатства. Он просто чем дальше, тем сильнее убеждается, что почти всем вещам придумал бы куда лучшее применение, чем их нынешние глупые владельцы.

00:02 

День 10- Военное АУ

[Идем и сделаем что-нибудь такое, чего мы не можем сделать]
Название: Рядовые короли
Фэндом: Хроники Нарнии
Персонажи: Питер Пэвенси
Жанр: AU психология
Тип: драббл
Рейтинг: G

Ещё мгновение назад всё вокруг гудело и грохотало, тряслась земля, стонал раздираемый снарядами воздух, и новобранцы невольно вжимали головы в плечи, напрочь забывая в этом адском громыхании, что это стреляет их же собственная артиллерия. А теперь железный ливень, проносящийся над их окопами, чтобы обрушиться на вражеские, наконец утих. Напоследок раз, другой мощно громыхнуло где-то в отдалении, на правом фланге – и воцарилась неестественная тишина, нарушаемая только тихим шуршанием, с которым осыпалась земля по краю окопа.

К такой тишине так и тянет приклеить эпитет «мёртвая», и это одно из затасканных клише, которых следует избегать при написании эссе при поступлении в университет. Вот только солдаты, которые сейчас сосредоточенно проверяли винтовки и поправляли каски, слишком хорошо понимали, что для кого-то из них - возможно, для многих – это затишье перед боем вскоре в самом деле сменится «мёртвой тишиной», в самом прямом смысле этих слов. Артподготовка закончилась – значит, вот-вот идти в атаку.

А ведь до чего же отчаянно хочется жить и не хочется умирать сейчас, в январе 1945-го года, насчёт которого уже всем понятно, что это будет последний год войны, и оттого даже не злость, даже не гнев, а какая-то почти детская непонимающая обида на бессмысленное, обречённое сопротивление врага...
Но всё-таки они сейчас поднимутся в атаку. Выскочат из окопов и побегут навстречу выстрелам чужих винтовок, каждый из которых может стать для них последним – тем, который уже не успеешь услышать, обожжённый болью.

Ради того, чтобы эта чёртова, миллион раз на разные голоса проклятая война наконец-то закончилась. Чтобы она закончилась как можно быстрее - на месяц, на неделю, да хоть на день быстрее. Если уж не повезёт, если они сами не увидят тот невозможный, непередаваемо прекрасный и вопреки отчаянию и иной раз снившийся уже в 41-м "Последний-день-войны"- то хоть пусть другим... Хотя, конечно, каждый надеется, что повезёт и ему!

Здесь, на этой войне, Питер Пэвенси был не королём и не главнокомандующим, а рядовым солдатом. Но почему-то ему казалось, что при этом ответственность на его плечах ничуть не меньше, чем в тех битвах, где он был командиром. Скорее даже наоборот. Как будто эта война, охватившая десятки стран и чуть ли не весь мир, с использованием сложнейшей и зловеще-бесчеловечной техники, когда лидеры стран управляют невообразимыми миллионами и считают самое малое по десяткам тысяч, почти никогда не присматриваясь к единицам - войну всё-таки по-прежнему решают как раз "единицы", как раз рядовые. И не только тем, что поднимаются в атаку - но и тем, почему это делают.

Хроники битвы рыцаря с улиткой

главная