02:00 

Лучший день в году - Энри

Estel Flashback
[Идем и сделаем что-нибудь такое, чего мы не можем сделать]
Лучший день в году

Когда в твой день рождения идёт дождь – нудный затяжной мелкий дождик, и на свинцово-сером небе ни единой надежды на просвет - в этом чувствуется какая-то вселенская несправедливость. Причём у Энри Ардена причин злиться на мироздание было даже больше, чем у любого другого в подобной ситуации.

Поговаривают, что во Флоретте маги управляют даже погодой. И, насколько можно судить после двух прожитых здесь лет, это действительно так. Ни жгучего зноя летом, ни суровых холодов зимой, снега никогда не выпадает слишком много, река никогда не выходит из берегов, а солнечных дней гораздо больше, чем пасмурных. Так, может быть, сегодняшний беспредел с зарядившим ещё с утра и продолжающимся до самого вечера дождём – это такой изощрённый способ показать, что великий город, сердце Валеррана, в котором даже камни насквозь пропитаны волшебством, презрительно отвергает человека, получившего силу мага Огня вопреки всем законам и традициям, незнамо как и непойми зачем?

Додумав трагически-душещипательную мысль до логической концовки, в котором нарушителю законов мироздания следовало свалиться и утопнуть в какой-нибудь канаве, или же бесславно скончаться от воспаления лёгких, подхваченного из-за безнадёжно протекающих и уже насквозь промокших ботинков, Энри не выдержал – фыркунул себе под нос. Ну уж нет, раз уж сам стал магом, пора забыть о детских сказочках, в которых всегда полным-полно предзнаменований, а волшебники насылают на своих врагов всякие замысловатые и весьма медленно сбывающиеся проклятия. Возможно, когда-то в древности дела в самом деле вели таким образом. Но сейчас на дворе век куда более прозаичный и грубый. Если бы какое-нибудь из защитных заклинаний обнаружило, кто такой Энри - он давно бы уже сидел в таких местах, куда и звук дождя не доносится.

А то, что этого покаместь не случилось, как раз и можно считать лучшим подарком на день рождения, разве не так? И плевать, что в ботниках противно хлюпает, за шиворот натекло воды, а жизнь пока что так и катится по заведённой колее - удручающе-бесполезная школа, выматывающие подработки, мучительное безденежье, крадущийся по пятам страх. Он всё равно будет радоваться, радоваться жизни – и Рагнар побери все несчастья и всю слякоть мира!

Приняв столь мудрое решение, Энри остановился перед витриной кондитерской. Кое-как привёл в порядок волосы – а то прилипшая ко лбу чёлка придавала ему вид утопленника. Потом решительно дёрнул на себя дверь – чтобы через несколько минут выскочить оттуда уже в куда более приподнятом настроение и с увесистым кульком конфет в рюкзаке.

Любой благоразумный, думающий о собственном будущем человек осудил бы столь глупую трату дорогой ценой доставшихся денег... Но будущее когда ещё будет? А конфеты есть сейчас – и их можно съесть, получив-таки свою толику праздника!

В центре города, где жило слишком много магов, Энри бывал редко, так что большинство знаменитых достопримечательностей Флоретты так и оставались для него всего лишь картинками с открыток. Но и в фабричных кварталах при желании можно отыскать немало интересного – так ему удалось составить свою собственную коллекцию укромных местечек, где удавалось схорониться на часок-другой без боязни быть потревоженным. Вот и сейчас он, проскочив через несколько подворотен и проходных дворов, добрался до старого заброшеного завода, который почему-то всё никак не могли снести. Как все подобные места, его окружала защитная магия – но совсем слабенькая, достаточная лишь для того, чтобы отпугнуть каких-нибудь пьянчужек или малолетних беспризорников. Энри же в два счёта перескочил через забор – и скоро оказался в одном из старых цехов, где крыша почти не протекала, и было восхитительно сухо.

Конечно, во дворце Лэнсмиттов, куда он наконец смог проникнуть в прошлый четверг, отпраздновать можно было бы с куда большим блеском. Но пока что, пожалуй, не стоит так рисковать. Возможно, когда-нибудь потом – например,через год, на следующий день рождения, если он всё ещё будет во Флоретте.

А пока что Энри было неплохо и здесь, в утробе одного из навеки остановившихся заржавевших механизмов, куда он заблаговременно перетащил и небольшую печку, и ворох тряпья, из которого устроил себе небольшую лежанку.

Одно движение – и вот уже в печке полыхает огонь, для которого не нужно дров. Верный друг, он согреет и обсушит Энри быстрее, чем кого-нибудь другого.

А отогревшись как следует, можно попробовать и что-нибудь посложнее, поинтереснее.

Пусть пламя меняет свой цвет, переливаясь от багрово-алого к холодно-синему, от золотистого к серебристому Пусть от него отделится несколько особенно бойких язычков, которые тут же превратятся в фигурки людей и животных, рыцарей и чудовищ – и они начнут кружиться вокруг Энри, и их тени причудливо переплетаются на полу. Пусть под проржавевшей железной балкой повиснет особенно яркий сгусток света – и постепенно примет форму люстры, такой расточительно-огромной люстры, какие висят в пиршественных залах богачей.

Можно сказать, сам создал себе празничные чертоги, с иллюминацией, танцующими гостями и даже закуской! Кажется, получилось неплохо. Так что можно уже достать заветный кулёк с конфетами.

Разумеется, он съест не всё. Большую часть надо будет отнести домой. Пускай старший братец сколько угодно кричит о бессмысленных тратах – конфеты иногда нужны ничуть не меньше, чем новая рубашка. А уж ощущение праздника, прикосновение счастья, пусть даже мимолетного – это, пожалуй, даже важнее ботинок.

Мир может иной раз казаться тёмным, и холодным, и скучным местом – но пока сквозь грязно-серую пелену будней пробиваются мгновения чистой, ничем не замутнённой радости, жизнь стоит того, чтобы жить.

URL
   

Хроники битвы рыцаря с улиткой

главная